Кровавая звезда

Прочитаю позже
Аннотация
Кровавая звезда

Генезис «интеллигентской» русофобии Б. Садовской попытался раскрыть в обращенной к эпохе императора Николая I повести «Кровавая звезда»,

масштабной по содержанию и поставленным вопросам. Повесть эту можно воспринимать в качестве своеобразного пролога к «Шестому часу»; впрочем, она,

может быть, и написана как раз с этой целью.

Кровавая звезда здесь — «темно-красный пятиугольник» (который после 1917 года большевики сделают своей государственной эмблемой), символ масонских кругов, по сути своей — такова концепция автора — антирусских, антиправославных, антимонархических.

В «Кровавой звезде» рассказывается, как идеологам русофобии (иностранцам! — такой акцент важен для автора) удалось вовлечь в свои сети цесаревича Александра, будущего императора-освободителя Александра II. Его прельстили красавицей Гетой, дочерью барона-дипломата из голландского посольства (того самого, где служил и отчим убийцы Пушкина Геккерен) от брака его с незаконной дочерью международного авантюриста и деспота Наполеона, кумира всей «просвещенной» Европы и, конечно же, России. Подпавший под чары нанятой «на любовь» баронессы и утративший способность адекватно анализировать создавшуюся ситуацию, цесаревич готов на все, что только пожелает красавица: бежать с ней, быть ее слугой, даже близкого ему человека убить, друга еще с детских лет, поэта Алексея Толстого. Гета, отвергнув все эти порывы, пожелала лишь одного: «…когда будешь царем <…> освободи свой народ от рабства. И цесаревич поклялся свершить это…

«Освободи свой народ от рабства». Что значит эта сакраментальная фраза в устах врага?

Значит, дает понять автор, «освободи свой народ от русских православных традиций, от ответственности за судьбу отечества, ввергни его в хаос, анархию, в революцию». Садовской, решительный противник революции 1917 года, был убежден, что именно крестьянская, а равно и другие либеральные реформы Александра II, во многом и подготовили, и приблизили ее.

«Кровавая звезда» есть Апокалипсис, но, в отличии от «Шестого часа», уже без идеи Воскресения. Это повесть о погибели Русской земли.

В завершающей «Кровавую звезду» сцене баронесса Гета, в упоении тайного страшного знания, дает своим гостям, цесаревичу Александру и графу Толстому, мистический урок истории с предвидением будущего, предлагая загадки, отгадки которых всегда смерть.