И уплывают пароходы, и остаются берега

Прочитаю позже
Серия:
Аннотация
И уплывают пароходы, и остаются берега В лучших рассказах и повестях писателя (Шумит луговая овсяница, 1925; Объездчик, 1966; За долами, за лесами, Варька, Домой, за матерью, все 1967; И уплывают пароходы, и остаются берега, 1970; Шопен, соната номер два, 1973, и др.) проявлены глубокий психологизм, склонность к социальному анализу, историчность мышления и точность бытописания в изображении жизни современной среднерусской деревни, особенно удачно передаваемой через сочные, динамичные диалоги, сочетающие энергию и «неправильность» непосредственной крестьянской речи и афористичность народной мудрости («...Я тебе так скажу, начистоту: народу никак не с руки на церквя глядеть. Ему к примеру, лес надо сплавлять, лен дергать... Когда ему на пароходах кататься? Сто целковых платить за это – не-е!...» – И уплывают пароходы, и остаются берега).