Письма

Прочитаю позже
Год:
Аннотация

Археографическая справка

Для настоящей публикации письма были любезно предоставлены из личного архива Его Высокопреосвященством Высокопреосвященнейшим МЕФОДИЕМ, Митрополитом Воронежским и Липецким. Адресатом писем является известный русский дипломат и китаевед, ученик блистательно образованного и всемирно известного востоковеда В.П. Васильева — Павел Андреевич Дмитревский (1852-1899 гг.), который состоял во главе императорской консульской службы России в таких городах Китая, как Ханькоу (1883-1892 гг.), Тяньцзин (1893-1896 гг.) и Шанхай (1897-1899 гг.).

Письма относятся к тому периоду деятельности святителя Николая, когда в самом разгаре были работы по завершению строительства русского православного собора по проекту архитектора М.А. Щурупова на холме Суругадай в г. Токио. Этот собор стал олицетворением того миссионерского подвига, который сумел совершить святитель Николай во многом благодаря активной помощи, оказанной его многочисленными сторонниками и почитателями как в самой России, так и за ее пределами.

Строительные работы, продолжавшиеся на протяжении семи лет, были завершены в 1891 г. и обошлись Японской миссии в 200-250 тыс. рублей. Благодаря деятельной и воистину неисчерпаемой энергии святителя Николая, миссии была оказана существенная благотворительная помощь в строительстве собора со стороны государственных и частных лиц, коммерческих компаний, о чем убедительно свидетельствуют данные переписки. К освящению собора приурочил свой визит в Японию наследник российского престола цесаревич Николай Александрович.

Благодаря своему возвышенному местоположению, обозреваемый со всех концов города, собор этот, освященный во имя Воскресения Господня, заставлял много говорить о себе. Японская и зарубежная пресса в целом сочувственно отозвалась о строительной деятельности святителя Николая. Отмечая общее число крещеных православных во всей Японии (в тот период оно не превышало 17 тыс. человек), одна совместная японо-английская газета следующим образом отозвалась о Русской православной миссии в Японии: «Набожность, самоотречение и благородное рвение не могут не найти себе лучшего олицетворения, как жизнь епископа Николая и его сотоварищей. Мы не можем найти более разительного примера жертвы на алтарь служения».

В то же время у этой грандиозной строительной идеи нашлись и свои недоброжелатели, о чем ясно говорится в одном из писем святителя Николая. В их числе, к сожалению, оказались и некоторые русские сограждане. Так, консул России в Нагасаки В.Я. Костылев (1885-1890) писал о Воскресенской церкви: «Вся она похожа на дорогое и безвкусное платье купчихи уездного города. При страшной массивности обладает иконостасом не симметричным и, говоря правду, безвкусным. Массивные стены стоят очень близко отвеса. Уже теперь в стенах образовались трещины со всех четырех сторон и есть полное основание бояться, что, при одном из сильных землетрясений вся церковь рухнет. Несмотря на то, что уже обошлась в страшную сумму, расходы на нее еще предстоят большие». Им же ставилась под сомнение продуктивность и целесообразность работы миссии как таковой в сравнении с протестантскими и католическими миссиями.

Однако дело святителя Николая выдержало и эти нападки хулителей, пережило оно и землетрясение 1923 г., буквально потрясшее весь район Канто. Сам храм, изрядно разрушенный, был вновь отреставрирован и открыт для служб в 1929 г., причем на деньги самих православных японцев, не случайно в обиходном словоупотреблении называющих его «Никорай-до» (т. е. храм святителя Николая).